gennadysubov (gennadysubov) wrote,
gennadysubov
gennadysubov

Два мира древней иконы VI

                                                *  *  *

Абсолютное время – это пространственно-временная категория Горнего мира. Как исторически менялись изобразительные образы абсолютного времени?

Мы не претендуем на полноту материала по этой проблематике, материал неисчерпаем и многообразен; рассмотрим становление иконографии Богоматери Одигитрии (иконографический тип Одигитрия является одной из самых распространенных икон). Остановимся на самых ранних образах, где иконграфический образ Божьей Матери уже узнается.

Переодизация становления иконографического образа Богоматери затруднена тем, что полную картину становления образа воссоздать невозможно из-за утрат. Уникальным явлением  представляется древний монастырь Святой Екатерины на Синае, где собраны многочисленные древние иконы (более того, Сирия является возможным местом возникновения основных типов иконографии, в любом случае, Сирия и, в частности, Палестина сыграли особо важную роль в создании основных, в том числе и догматических, принципов иконографии). Можно выделить лишь центры собрания древних икон  и памятников мозаичного искусства доиконоборческого периода в Равенне (храм Сан-Витале), в Риме (церковь Санта-Мария Маджоре), Милане (Сан-Лоренцо, Сант-Амброджо), в Салониках (базилика Святого Димитрия) и в ряде других городов Востока и Запада.

Нужно заметить, что иконный образ Божьей Матери возникает в древнейшую эпоху наравне и параллельно с таким важным образом иконографии как канонический образа Христа Пантократора, то есть Одигитрия создавалась в русле основных принципов христианской иконграфии.

В послеиконноборческий период иконный образ Богородицы с Младенцем (Отроком), во временном, историческом, вселенском маштабе, становится ценральным событием Вселенской истории и демонстративным выразителем христинского мировоззрения. В Константинополе с XII по XV век каждый вторник совершалась процессия с иконой Богоматери Одигитрии, по преданию написанной Евангелистом Лукой и считавшуюся охранителем города Константинополя и всей империи (был особо почитаем императорским двором). Византия была окружена языческим миром и церковь вела христианскую миссию среди язычников; Одигитрия публично демонстритровала не только суть христианского учения, но и показывала  необычность, противоестественность, неотмирность этой религии; это был вызов «естественному» привычному порядку вещей. Всесильный Бог являлся в видимом осязаемом человеческом образе, незащищенным младенцем,  на на руках земной женщины.

Образ Богоматери с Младенцем, как и  все ее иконографичепские типы (Оранта, Елеуса, Панахранта), возник из древнего, относящегося к первым векам новой эры изображения евангельского сюжета Поклонения волхвов. Уже на ранних изображениях этого события (в катакомбах Рима, где изображения имели пока исключительно повествовательный характер, не иконографический в собственном смысле этого слова) Христос представлен не Младенцем, но Отроком; изображение иллюстрировало апокрифическое евангелие псевдо-Матфея, где повествуется, что волхвы пришли к Богоматери не сразу после рождения Христа, но спустя два года. На первых изображениях поклонения волхвов Богородица изображена в профиль, Христос у Нее на коленях, волхвы, изображенные тоже в профиль, стоят друг за другом, обратившись к Богородице. Во-первых, композиция представляла однообразную пространственную композицию, здесь мистическое пространство не отделялось от обыденного (хотя сам факт Богоявления предполагал явление в мир мистичесокого пространства). Во-вторых, Богоматерь с Младенцем не выделялась из изобразительного ряда как образ особенный, главный, центральный.

Позже появляются изображения, где Богородица представлена лицом к зрителю – и в центре композиции; волхвы по сторонам (причем, если в первом сюжете волхвов изображалось трое, то во втором – двое или четверо, что противоречило евангельскому событию, но таким образом создавалась уравновешанная центричная композиция). При этом картине придавалась не только торжественность и представительность, но и композиционно выделялся смысловой и ценностный центр. Эта тенденция с развитием иконного образа Богородицы усиливалась.

В каноническом образе Богородицы волхвы исчезают, но момент Богоявления , представленный в Поклонении волхвов, сохраняется; теперь Богоявление явлено не только и не столько волхвам, но всему человечеству, каждому молящемуся. Бог, Христос явлен впервые человечеству именно в таком образе: в виде Отрока на коленях (позже на руках) Богоматери.

С некоторых пор в изображениях Богоматери с Младенцем появляется пространственно-временная структура, отсутствующая в первых изображениях. В изображениях выделяется мистическое пространство, пространственно-временная структура становится более сложной.

Надо отметить, что и в первых изображених некоторым образом подчеркивалась чрезвычайность, неординарность, эпохальность этого события. Например, изображалась над головой Богоматери Рождественская звезда.

Рссмотрим некоторые мотивы канонического иконного образа Божьей Матери Одигитрии, который уже присутствовал в первых изображениях Богоматери с младенцем.

Одно из объяснений происхождения названия Одигитрия связано с местом пребывания чтимого образа Богородицы — Влахернским монастырем Одегон, или Одигон (ʹΟδηγοʹς — проводник, поводырь), стоявшим на берегу Мраморного моря.

Изображения Богоматери с младенцем приобретают иконный тип, когда демонстрируется разделение пространства на обыденное и мистическое. Богоматерь с младенцем кипрской мозаики, в храме Панагии «Ангелозданной» близ деревни Кити (не позднее IX века) с двух сторон окружена Архангелами, как признаки иного пространства. Два мира, обыденное и мистическое, взаимообозримы, взаимо проницаемы -  архангелы передают Богоматери две сферы, символизирующие две столицы, Рим и Византию, но и всей поднебесной, поскольку Рим и Византия представляли весь христианский мир, а поскольку христианский, то весь видимый и невидимый мир. (Отметим, что уже в самых ранних изображениях образ Богоматери с младенцем носил характер планетарный, соотносился, охватывал всю вселенную.)

Изображения архангелов, как знаки присутствия иного мира, на иконах Богоматери Одигитрии сохраняются и в более поздних образцах. Например, на известной Одигитрии Смоленской московского живописца Дионисия (1482 г.)

В кипрской мозаике (как и во всей иконографии Богоматери) безусловным композиционным, смысловым и ценностным, символическим и художественным центром является Богоматерь с младенцем (В иконном типе Оранта Христос всегда в центре композиции.)

На одной из древнейшей римской иконе базилики Санта-Мария ин Трастевере (композиционно она близка китской мозаике) архангелы ладонями создают невидимую символическую сферу вокруг Богоматери и Младенца - знак гармоничности, целостности, вечности мистического пространства; в этот момент (момент Богоявления, а на иконе Богоматерь с младенцем (Отроком) является не только центром земного обыденного пространства, но и мистического, то есть сосредоточением всего видимого и невидимого пространства, вселенной. (И чрево Твое пространнее небес содела - тропарь святого Иоанна Дамаскина в честь Богоматери.)

Так, планетарно, мыслит древнее религиозное сознание Богоявление. Молящийся перед иконой созерцает всю вселенную, ее сердцевину,  сосредоточение,  смысловую, ценностную и планетарную сущность, в ее драматический концептуальный, чрезвычайно важный исторический момент ( и в то же время, говорит Успенский, в образе Божием получает свой смысл космичность человека.) В этот момент, Богоявления, который и представляет иконография Божьей Матери Одигитрии, центр вселенной, ценностно-смысловой и планетарный, находится именно здесь.

Преподобный Симеон Новый Богослов: послал в последние времена на землю Сына Своего Единородного – событие Боговоплощения понимается святыми отцами как конец и начало всех времен.

В дальнейшем Одигитрия сохраняет всю названную композиционную и смысловую программу этого иконного типа.

Центризм, или христоцентризм, как категория абсолютного времени имеет названный, определенный, образно выраженный ценностно-смысловой и пространственный центр (на Одигитрии это образ Богоматери с младенцем); этот центр понимается как начало и конец всех времен, к нему стекается и прошлое и будущее (мы уже говорили, что абсолютное время определяет не хронологическая зависимость, но содержательный, смысловой, ценностный детерменизм, события вступают в отношения по степени значимости, отнесенности к центру).

Пророчество в области абсолютного времени приобретают особое значение. Пророчества предсказывают Событие, связывают Ветхий и Новый Заветы, заключают идею Мессии-Эмануила. На миниатюре Сирийского Евангелия (Париж, Национальная библиотека, 7 – 8 вв.) Богоматерь с младенцем изображена посреди царя Соломона и женской фигуры, по предположениям олицетворяющую мудрость. Соломон изображен с кодексом своих сочинений, с другой стороны - женская фигура с крестом-посохом в одной руке и Евангелием – в другой. Изображение предполагает не историческую интерпритацию событий (как и все поздние изображения на иконах сцен из Ветхого и Нового заветов), а мистическую. Здесь соединены, расположены в едином пространстве прошлое (царь Соломон и его кодекс, что отвечает идее Мессии-Эмануила, которая выражена в том числе в Книге пророка Исаии (VII, 14)) и женская фигура, как предсказание будущих крестных страданий Христа. Прошлое и будущее не статичны, но связаны центростремительным движением; прошлое и будущее устремлены к смысловому, ценностному центру – образу Богоматери с младенцем. Младенец изображен в овальной голубой эмблеме, которую Богоматерь держит обеими руками перед грудью. Важнейшим моментом здесь является и то, что, что земная дева вместило невместимое, конечное включило в себя бесконечное, временное усвоило - вечное.

На иконе Синайского монастыря Богоматерь с младенцем расположена между пророком Моисеем и патриархом Евфимием (около 1224 г.), где Младенец также представлен в эмблеме на груди Божьей Матери. Здесь представлен еще один важный момент чуда Воплощения. Икона относит нас к чуду на Синайской горе, Богоявление Моиссею в виде горящего куста (Неопалимая Купина) – один из основных прообразов Богоматери и чуда Воплощения. Важнейшим здесь является то, что Богоматерь вместила в себя Божественный огонь, т.е преображение происходит изнутри, преображается все естество человека. Абсолютное время становится «достоянием» человека, оно со всеми его качествами становится его внутренним состоянием.

Тема вместимости невместимого, помещение бесконечного в конечное является главной синайской иконы Богоматери Бематариссы (триптих, начало XIII в.). Эта тема является не случайным, но важнейшим элементом икографической программы Богоматери Одигитрии. На иконе сохранилась надпись на латинском языке: «Создатель мира, которого Дева держит на своих руках», младенец, который одновременно беспомощное дитя и вечно сущий на небесах создатель мира.

В стихотворении неизвестного византийского автора 900 гг. декламируется та же идея: «Младенец... который управляет всем, восседает на ее коленях, как если бы он был на троне; того, кто своей рукой сотворил все, обнимают человеческие руки».

Отметим на указанной иконе еще один важный момент, образы архангелов над центральной аркой, которые видны при открытых и закрытых створках триптиха, во-первых, они символизируют присутствие мистического пространства; во-вторых, архангелы склонились над образом Богоматери с младенцем, готовясь принять причастие (изображение на иконе носит литургический характер); то есть бытовое и мистическое пространства видят друг друга, в таинственном, божественном чуде Боговоплощения они становятся сопричастными друг другу.

Пространство иконы организованно христоцентрично не только композиционно, но и планетарно; обыденное пространство преобразуется, оно напитывается свойствами мистического пространства, абсолютного времени; в этот момент (Богоявления, этот мотив несут все иконы Богородичного цикла, все типы икон Богоматери с младенцем) центром вселенной, видимого и невидимого мира является образ Богоматери с младенцем, ее началом и концом, ее сутью и сущностью. Молящийся перед иконой не возносится в мистическое пространство (православная икона принципиально не разрабатывает эту тему), но мистическое пространство снисходит в земное пространство, преображая его. Оно нисходит ни грозой, ни катастрофой, ни амаргеддоном, но милосердием. (Упомянутая римская икона базилики Санта Мария ин Трастевере носит название: икона Богоматери «Милосердия» (della Clemenza)). В то же время, смирение – условие приятия бесконечного пространства).

Отметим важнейший мотив, присутвующий на всех иконах Богоматери Одигитрии, любви Бога к человеку и человека к Богу. Он явлен через пронзительный образ материнства. Склоненная голова Богоматери к Младенцу Христу является отличительным каноническим признаком всех икон Одигитрии, как знак особой близости и материнской нежности.

Другой характеристикой абсолютного времени на древних иконах, и того, как религиозное сознание представляло мистическое пространство является то, что абсолютное время – это содержательное время, наполненное ценностными смыслами. Христос на иконах богородичного цикла не беспомощный младенец, но имеет взрослый облик и вид мудреца; в руке у него как правило свернутый свиток (символ Логоса). Мистическое пространство является в обыденный мир ценностным смыслом, Логосом, Словом, учением.

Уже в древнейшей иконографии находим изображение «Поклонения волхвов» с Младенцем не в пеленах, лежащим в яслях, но Отроком, сидящим на коленах Матери и принимающим волхвов.

На всех иконах Божьей Матери с младенцем на ряду с темой Боговоплощения присутствует тема будущих крестных страданий и жертвы Христа.  Кресты на одеждах Богоматери, ореол с крестом над головой младенца, на некоторых иконах одежды на Христе-Младенце в виде плащаницы, в которую был обернут снятый с креста Христос; особые устремленные в пространство взгляды Богоматери и Младенца, как предвидение будущих крестных страданий (голая пята Младенца на некоторых иконах, как образ победительной жертвы; обнаженные беззащитные ноги – библейский образ смирения, таким Он изображается в сценах Сретения, представляя жертвенного агнца принесенного, в ветхозаветный храм).

Уникальной по своей тематике является икона Синайского монастыря Богоматерь Киккотисса с пророками (XI-XII вв.) Младенец изображен в необычной позе, так называемой «взыграние»; причудливая поза Младенца, неестественно изогнутого ниспадающего тела, – напоминание о грядущем «Снятии с креста».

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments