gennadysubov (gennadysubov) wrote,
gennadysubov
gennadysubov

Два мира древней иконы V

                                              * * *

Любая религия трактует так или иначе проникновение (соединение, вторжение) инобытия в реальный мир. Рассмотрим мифологическое религиозное сознание поздней римской эпохи, наиболее близкое по времени и месту христианству.
Сохранились многочисленные изображения мифологических сцен на фризах колонн  и стенках саркофагах. Нам особенно интересны последние изображения, поскольку они имеют определенно религиозный характер и отображают языческое религиозное сознание поздней римской эпохи. Оно было сложным и даже изысканным, непосредственно связанным с мистериями (дионистическими, эвилинскими). Мы не будем разбирать все содержательные мотивы этих изображений, они разнообразны, сложны и еще до конца не поняты, они отражают богатые мистерийные традиции римской эпохи. Нам важны пространственно-временные формы, представленные этим религиозным сознанием. Главная тема барельефов – этношение между богами - бессмертными, и людьми - смертными. Наиболее часто представлены на саркофагах мифы (так называемой «спасительной направленности») О Дионисе и Ариадне, Селене и Эдимионе, похищение Персефоны Аидом, Амуре и Психие.
Один из замечательных памятников позднего античного искусства так называемый саркофаг Уварова, находящийся в Пушкинском музее. Здесь изображен миф о спасении Дионисом Ариадны. Сам саркофаг воспроизводит чан-ленос, в котором давили виноград, затем он преобразовывался в молодое вино (мотив смерти и возрождения для новой жизни). Главный персонаж сюжета барельефа - Дионис, умирающий и воскрешаюшийся бог винограда и вина. Тема изображения - соединения бога и человека и преображение смертного, метармофоза превращения смертного в бессмертного; опьянение (Геракла) и сон (Ариадны) как образы смерти, через которую нужно пройти, чтобы возродиться для новой жизни, уже в с качествами бессмертного. Этот мотив является важнейшим и представлен во всех погребальных мифологических циклах. Смерть (или образы смерти, сон, опьянение, похищение Аидом) обязательное условие нового рождения, рождения в новом качестве.
Важнейшим мотивом мифа о Дионисе и Ариадне является «проникновение» бессмертного (бессмертия) в естество человека, в его физиологическую сущность. На саркофаге Уварова это представлено через совокупление (Диониса и Ариадны)  и опьянение Геракла (виноградное вино, символизирующее кровь Диониса). Этот мотив является важнейшим в Дионисийских мистериях, таким образом преображается физическая сущность тела, рождается новое тело, напитанное сущностью богов, сущностью бессмертия. Превращение осуществляется в результате метаморфозы, как единичный акта, обыденное пространство преобретает качества, свойственные абсолютному времени, в религиозной мифологии античности так смертное становится бессмертным.
Другим мотивом мифологического религиозного сознания является невозможность соединения бессмертного и смертного, драматизм этого соединенния (особенно это в мифе об Эндимионе), в конечном счете, драматизм обретения бессмертия. В изображениях мифа об Эндимионе этот мотив представлен в пасторальных тонах (сравните христианский мотив смирения, правда он представлен в мифах в сильно редуцированном виде).
Мотивацией соединения бессмертных богов со смертными чаже всего является любовь-страсть богов к людям (все перечисленные мифы) и обратное чувство – человека к богу (миф об Амуре и Психее).
Другой мотив, который представлен в мифе похищение Персефоны Аидом, страдание Деметры по похищинной Персефоне. (В христианстве мотив Богооставления и отеческой любви Бога к человеку; а также материнской любви, что является важнейшей темой в иконографии Богоматери).

Предположение о том, что мифологическая религиозная культура древних Греции и Рима явились почвой христианства, не состоятельна. Религиозное сознание поздней античности не столько совпадает с христианством, скорее ему противоположно, причем, в принципиальных вещах. В христианстве Богоявлению предшествует Благая весть, то есть Слово, Логос, смысл, оно является условием и основованием преображения;  в религиозной мифологии метаморфоза (переход от жизни к смерти и от с мерти к возрождению) происходит в «бессознательном» состоянии (сон, опьянение в сюжете Дионис и Афродита). Преображение в христианстве в первую очередь касется сознания, просвещение Словом и Евангелием, по словам Дамаскина: Зачатие совершилось через слух...
В сюжете похишение Персефоны Аидом – Персефона оказалась в аиде насильственно, помимо своей воли; в христианстве сошествие во ад – добровольное принесение себя в жертву. Персефона освобождена Аидом, но аид не побежден (он остается необходимым элементом гармоничного состояния мифологического религиозного мира); Христос разрушил врата ада и победил смерть.
В религиозной мифологии причиной явления инобытия (божества) в мир является любовь-страсть; в христианстве – принципиальнное исключение эротизма: непорочное зачатие, отеческая, материнская любовь, чадолюбие (в Богородичных сюжетах).

Три звезды на мафории Богоматери — одна на челе и две на плечах — являются традиционными элементами богородичной иконографии, признаками девства Марии до, во время и после рождества Христова.
После Эфесского собора (431 г.) приснодевство становится одним из центральных аспектов мариологии и утверждается в качестве догмата Константинопольским Вселенским собором 553 г.

Это некоторые, но не все, принципиальные отличия античного мифологического религиозного сознания от христианского.

 
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments